JavaScript has been turned off in the browser. Please turn it on. How can I do this?.

Search by tags

Maximum 300 characters
Allowed limit is exceeded by
Comments blocked
Why?
Your comment was not sent. Only VIP users may comment on photos.
Activate VIP status
Недоыматов, 62
From Moscow. Last active long ago

Вот вам моя зимняя история.

Однажды я был влюблён. Она была юная стройная красавица, беззаботная пересмешница. Из её больших чёрных глаз всегда струился смех, без трудов вырывавшийся из-за кулис её пышных и длинных ресниц, с каждым их взмахом разлетавшийся искрами во все счастливые стороны. Любое слово, достигшее её слуха, любое явление внешнего мира, удостоенное её внимания, моментально обнаруживали свою смешную сторону в её ироничном комментарии, прерывавшемся её неудержимым смехом. Её слова были точны и не обидны, свидетельствовали, что относится она ко всему с иронией, но по-доброму.Ещё много всего я могу написать о ней, она и сейчас стоит пред моим внутренним взором, но и уже изложенного достаточно, чтоб понять, что не влюбиться в неё было невозможно.Тогда был социализм и меж людьми не было социальных различий. Тогда мне и в голову не приходило пенять ей, что училась она в швейном техникуме, а самому кичиться тем, что учился в престижном вузе. Да и её весёлый нрав, интеллект и привлекательность никому поводов не давали усомниться в её безущербности. Без колебаний я ввёл её в своё общество и был неоднократно бит из-за неё своими же товарищами, неоднократно воспевавшими её красоту и столь же неоднократно пытавшимися умыкнуть её у меня. Не из-за неё, конечно же, а из-за моего демонстративного самодовольного превосходства, которым я пузырился, являясь пред очи товарищей моих в сопровождении невообразимой красотки. Она едва заметными тонкими полунамёками, понятными лишь мне и ей, сбивала мою спесь. Я был настолько настроен на неё, что улавливал малейшие нюансы в её словах и насмешках. Благодаря этому не совершил множества ошибок самодовольного болвана, урвавшего у жизни самый главный куш. Тем самым сохранил своё достоинство и в мнении ближайших друзей, узкого круга КП - корешей проверенных, как тогда говаривали, и в глазах реальных и потенциальных соперников. Фактически она дирижировала мною. И я старался быть исправным инструментом, точно следовать малейшим мановениям её дирижёрской палочки, невидимой иным.Про себя я называл её «мой Ким Ир Сен». В те поры можно было посмеяться над фотографиями в журнале Корея, сопровождаемыми подписями «Товарищ Ким Ир Сен руководит на месте работой строителей чучхе». В отличие от великого вождя она действительно руководила моими действиями в реальных весьма неблагоприятных обстоятельствах.В глазах всех окружающих само моё присутствие возле неё было каким-то недоразумением. А мои попытки заявить свои права на совершенство воспринимались просто как непростительная наглость. Я стал врагом каждому представителю сильной половины человечества. И были некоторые чувствительные, но малокультурные личности, которые просто меня били. Молча, без объяснений, свирепо, а главное, тупо. Тупо, значит, не вкладывая в удары никаких воспитательных импульсов. Лечить наглеца было поздно, надо было убивать. Пару раз пришлось уползать мне полуживым после экзекуций.Я, конечно же, не отступался и никому её не уступал. Хотя мои с нею отношения носили исключительно платонический характер. Она тоже понимала несуразность моих намерений в отношении её и несоразмерность моих претензий. И лишь дозволяла мне вилять хвостиком у ног её. Любые мои попытки сблизиться пресекались ею со смехом на самых дальних подступах.Вместо страданий я по молодости крутил романы на стороне. С одною прелестницею даже подали было заявление в ЗАГС. Но всё существо моё стремилось в общество будущей портнихи. И, конечно, всех партнёрш своих пускал побоку при малейшей возможности увидеться с нею.По окончании вуза нас сослали в военные лагеря на 3 мес. Незадолго до отбытия у меня произошла размолвка с моею пересмешницей. С расстройства я обидел и потенциальную невесту. И очень потом досадовал на себя за несдержанность.В середине августа я с тремя однокурсниками сбежал самовольно на несколько дней в Мву. Девушки из группы почему-то вдруг очень обрадовались нашему внезапному освобождению и устроили в нашу честь вечеринку на квартире у одной из них. В самый разгар веселья я снял трубку и набрал номер, который помню до сих пор. Она сказала, что очень соскучилась и очень хочет меня видеть. Срочно. Что? Хочет меня?! Хочет меня пусть хотя бы видеть?! И это вместо объяснений по поводу размолвки. Конечно, мчусь. Одногруппницы отпускать не хотели, пока что-то не увидели в моих глазах. А увидев, с невесть откуда взявшимся нежным сожалением пожелали мне счастья.Обухом по мыслительной части моего организма и серпом по другим частям огрели её слова, что выходит замуж. Со смехом она рассказала, как на юге спровоцировала к себе интерес парня из Минска, что выходит за него и уезжает к нему. Мне хватило ума не разрыдаться, не устроить ей разборок по случаю моих планов в отношении её. Мне не хотелось ей верить. Множество версий пронеслось в моём мозгу, вмиг ставшем больным. Заставил себя, однако, вести себя спокойно. Задал несколько контрольных вопросов, чтобы отмести мои версии и убедиться в серьёзности и необратимости её намерений. Мои умозрительные версии, конечно, отпали, но я был рад убедиться, что окончательное решение ею не принято. Что ж. Я тебя ему не отдам. Я буду добиваться тебя. Ты моя. Эти мои слова впервые в моих наблюдениях за нею не вызвали у неё обычных насмешек, а при прощании она даже задержала на несколько мгновений свой взгляд на мне и в нём не было искорок смеха. Плохой знак, решил я. Теперь она не станет даже встречаться со мной. Чтоб я не колебал её решение.А вот и анонсированная зимняя часть истории.Ещё через полтора месяца военные решили, что мы готовы к защите родины, и отпустили нас. Первым делом я позвонил и услышал вновь, что очень соскучилась и очень хочет меня видеть. Наученный летним обломом не очень-то я вдохновился этими долгожданными словами. Но и без слов, помани она мизинчиком, я бы примчался.Я решил было, что она выбрала меня своей подружкой, чтоб делиться невестиными радостями и печалями. Не без того, оказалось. Я впоследствии был в курсе всех извивов их предсвадебной чехарды меж двух столиц. Но и ко мне её отношение становилось всё более тёплым. Хотя грани не преступались и даже приближения к ним не обнаруживалось. Мне приходилось довольствоваться нечаянными прикосновениями к ней.Я упёрся, однако, и приступил к осаде. Каждодневной и безжалостной. До обеда у неё была практика в ателье в Чертаново, после обеда занятия в аудиториях на Цветном. Каждый день я встречал её после занятий у кинотеатра Мир и мы гуляли, гуляли, гуляли по Мве. Грелись в кафе-мороженых, пирожковых и прочих забегаловках, о которых сейчас и не вспомнить без ехидства. Ходили по театрам, концертам, выставкам. На электричке провожал её до ст.Расторгуево, где сажал её в рейсовый автобус до г.Видное, в котором она жила. Далее сопровождать её она не разрешала. Хотя я прекрасно знал и её домашний адрес, и сам дом, и много другой информации о ней, которая крупинками случайно ею ронялась в наших бесконечных разговорах.Меж тем наступила зима, прогулки продолжались, а мои успехи были ничтожными.Воспитали нас в безбожии. Но каждый январь я заходил в церковь и ставил (и сейчас захожу и ставлю) свечку в память моей бабушки. И в тот январь я подержал зажжённую свечку, повспоминал свою бабушку, как смешно она становилась на колени пред образами, кланялась до пола лбом и просила у бога за всех нас, своих детей и внуков. А за меня особенно истово, ибо больше других любила меня. В полупустой церкви (возле Чистых прудов, в ней молодой Н.Михалков хозяйку собаки искал, а деловой прохожий определил ту собаку на живодёрню) богомолки тоже что-то просили у бога. Печаль же моя и в храме не отпускала меня. Дело-то неуклонно катилось к свадьбе. Меня осенило тоже попросить. Я купил ещё одну свечку, возжёг её от бабушкиной, возвёл глаза к лику всевышнего и попросил его отдать мне её. Больше помощи мне ждать не было от кого, а своими силами я с задачей не справлялся.Выйдя из церкви, обнаружил, что привычная зимняя хмарь, оставленная мною при входе за вратами храма, сменилась ярким солнцем и даже сосульки весело капали метрономом приближения решающего момента. Добрый знак, подумал я и тут же позвонил. Сейчас же приезжай ко мне. К тебе куда? Ко мне домой. Мчусь.Вот это да! Стоило попросить у него, и он сей же миг всё устроил! Что ж я раньше-то не догадался?Был выходной день, я примчался. Она познакомила меня со своими родителями, бабушкой и младшим братишкой. Они завели со мной обстоятельный разговор, тщательно, однако, обходя в нём предмет тревоги моей, предстоящего союза с братской республикой. Я понял, что мой визит был востребован ими, а не ею. С каждым поворотом разговора-допроса, между тем, лица моих собеседников светлели, глаза прояснялись. Мне становилось ясно, что заочный бой с моим соперником я выигрываю. Её родственники явно заняли мою сторону. С её отцом я и вовсе скорешился. Сперва за шахматами, где он пытался противостоять мне вдвоём с сыночком, приговаривая, что вот некоторые только шашки умеют двигать. Потом за столом. Ему понравилось, что умею одним махом опрокинуть стопочку водки. А вот некоторые только бульбу умеют ко рту поднести. Мать была сильно довольна моими отзывами о действительно вкусных яствах, которыми она нас потчевала. И в мои последующие визиты всегда радостно суетилась вокруг меня, не зная, в какой красный угол меня определить.Отец рассказал мне об истории их семьи, о домике на тамбовщине, мать стала показывать фотографии. Пересмешница же возражала против демонстрации некоторых. Действительно, в детстве она была пухленькой, я даже усомнился, что именно из этакой толстенькой девочки выросла тонкая и стройная девушка. Кончилось тем, что она забрала все фотографии и увела меня в свою комнату, где показала лишь десятую часть, быстро залистывая остальные.В её девичьей светёлке я перевёл дух, сидя за письменным столом и пытаясь понять, что происходит. Она подошла сзади, обняла меня, потом перевесилась через спинку стула, через моё плечо и сбоку серьёзно заглянула в мои глаза. Я тут же утонул в спокойном внимании её глаз и задохнулся от такого неожиданного проявления нежности, сидел не шевелясь из боязни, что спугну момент, что он закончится.Всё же он закончился. Я поднял было руку, чтобы ответить на её объятие и как-то поучаствовать в нём.Момент тут же рассыпался её незабываемым смехом. Она сказала, что проводит меня. Провожание затянулось не менее, чем на час. Она устроила из него замануху. Становилась под деревце, призывно глядя на меня, а когда я приближался, стряхивала с него снежную шапку прямо на мою голову и на всего меня остального. А сама со смехом успевала выскакивать. И так мы обтрухали снежок с полдюжины деревцев.Её смех рассыпался вокруг меня. На меня сверху сыпалось счастье.
ID: 241613769, Visits this month: 0
, Replies:
The reply rate shows the ratio of incoming messages to replies. If the reply rate is low, it means that the user rarely replies. If it's high, the user is much more likely to reply.
Erotic photo

Photos that have been marked as «erotic» can only be viewed by users who have agreed to view erotic content. You can read more about this and change your preferences in the section «Settings».

If you mark a photo as «erotic», it will only be visible to users who have agreed to view erotic content. You can read more about this and change your preferences in the section «Settings».

OK

Search not available because you have deactivated «your profile participation in search». To remove limitations you must

Service payment is successful

The service will be activated shortly.
OK

An error has occurred.

Refresh the page and try again in 5 minutes
OK