JavaScript has been turned off in the browser. Please turn it on. How can I do this?.

Search by tags

For example: пророк, твари
Maximum 300 characters
Allowed limit is exceeded by
Comments blocked
Why?
Your comment was not sent. Only VIP users may comment on photos.
Activate VIP status
Светлана, 52
From Saint Petersburg. Was online a month ago

Мудрые притчи про любовь.

                                    Притча.     Сто дней бедняка.

   Одна прекрасная принцесса искала себе жениха. Доблестные и богатые претенденты съезжались со всех сторон с великолепными подарками в надежде завоевать внимание принцессы.

   Кто-то приносил в дар украшения, драгоценности, золото, кто-то дарил земли и армии воинов. Среди кандидатов был один бедный юноша, у которого из богатств были только его любовь и настойчивость. Когда подошла его очередь говорить, он сказал:

- Принцесса! Я люблю тебя всю жизнь. Так как я беден и не имею богатств, чтобы бросить их к твоим ногам, я готов принести в жертву себя в доказательство своей любви. Сто дней и ночей я просижу под твоим окном без еды и питья в одежде, которая сейчас на мне и под дождём, который мне даст живительную влагу. Это будет моим подарком тебе.

   Принцесса, тронутая словами юноши, решила согласиться:

- Я дам тебе шанс. Если выдержишь то, что пообещал, возьмёшь меня в жёны.

     Так начался отсчёт времени. Проходили часы, дни. Юноша сидел под дворцовым окном, выдерживая испытание солнцем, ветром, снегом. Ледяными ночами, устремив взор на балкон своей любимой, он исполнял данное ей обещание.

   Иногда занавес на балконе приоткрывался, и на балконе показывалась принцесса.

   Всё шло хорошо, многие заключили пари, а некоторые готовились уже к празднованию свадьбы. Когда наступил девяносто девятый день, жители царства вышли поддержать своего будущего правителя. Все радовались и плясали, но когда оставался всего лишь один час до истечения срока, юноша, под удивлёнными взглядами смотрителей и принцессы, встал и без объяснений медленно удалился с места, где провёл девяносто девять дней и двадцать три часа.

   Спустя несколько дней пути, его догнал один мальчуган и спросил у юноши:

- Что с тобой случилось? Ты же был в одном шаге до достижения цели! Почему ты потерял этот шанс, почему ушёл?

   Скрывая волнения и слёзы, бедный юноша тихо ответил:

- Принцесса не сократила мне ни одного дня, даже ни одного часа страданий. Она смотрела, как я мучаюсь, и ничем не облегчила моего обета. Она не заслуживает моей любви.

     Вывод: Когда мы готовы предложить лучшее, что есть в нас самих, как доказательство своих чувств, не боясь осуждения, насмешек, трудностей, мы заслуживаем, хотя бы одобрения или поддержки. И стоит ли нашей любви тот, кто равнодушен к нам?

****************************************************************************************************************************

                Лучшее признание в любви или петли любви.

   Завершив своё утреннее омовение, султан Кабир пожелал лицезреть любимую младшую дочь, принцессу и красавицу Азиль.

– Достопочтенный, премудрый Алим восхищён твоими успехами в науках и постижении мудрости, – сказал ей султан, – Однако, дочь моя, тебе уже восемнадцать. В тебя влюблены десятки славных визирей. И, поскольку ты изощрена в познаниях, я позволяю тебе самой избрать своего жениха.

– Благодарю вас, – кротко ответила Азиль.

– Но, как же ты его выберешь? – теперь уже с любопытством спросил Кабир. – Многих из визирей ты не знаешь даже в лицо.

– Не думаю, что это трудно, – ответила Азиль. – Пусть каждый из них лишь скажет мне, как и за что он любит меня.

– Хм-м…, – разочаровано произнёс султан, – да мудра ли ты на самом деле, если такое важное дело намерена решить так просто?

Азиль ничего не ответив, стояла с покорно опущенной головой.

– Хорошо, – помолчав, согласился султан, – через три дня все твои женихи, их отцы и матери соберутся в Перламутровом Зале, и каждый из визирей сделает своё признание. Но им будет унизительно слышать отказы из твоих уст. Решение должен оглашать я. Как же я его узнаю?

– Я возьму с собой бумагу для рисования, – чуть подумав, сказала Азиль, – и вы всё поймёте по моим рисункам.

   …В назначенный день в Перламутровом Зале было многолюдно, но тихо. Визирям условие принцессы не казалось трудным. Каждому было что сказать, а своё всегда видится самым лучшим.

   Азиль, сидевшая рядом с отцом, и впрямь, не могла знать всех своих многочисленных женихов, зато всех этих славных молодых воинов знал султан Кабир. Окинув взглядом зал, он сделал знак одному из своих любимцев - могучему и красивому визирю, прославленному во многих жестоких сражениях.

   Воздав все необходимые почести султану, визирь обратился к принцессе.

– О, лучезарная звезда моя, о надежда моя, о счастье всех моих будущих дней, – начал он. – Я люблю тебя так, как земля любит небо, как роза любит утро, как ночь любит тишину…

   Удивительно, каким ярким и нежным было признание этого сурового воина. Помня задание принцессы, визирь сказал и о том, за что он любит её: за свежесть, сравнимую лишь со свежестью персика, за томную грацию пантеры, за голос, как журчание ручейка…

   В это, ещё раннее утро, в открытые окна Перламутрового Зала вливался влажный аромат цветущих персиковых садов, слышался звон струй золотых фонтанов. И всё это чудесным образом переплеталось с признанием сильного, могучего визиря.

   Всем, слышавшим его, подумалось, что, пожалуй, на этом-то выбор и закончится. Сказать сильнее и ярче было просто нельзя. Некоторые женщины украдкой смахивали слезинки, потому что от своих мужей они никогда не слышали ничего подобного. Султан и сам несколько гордо поглядывал на дочь, уверенный в победе, несомненно, самого лучшего.

   Он видел, как принцесса что-то быстро рисует, а когда увидел рисунок, то от изумления даже приоткрыл рот. На листе красовалась петля-удавка! Почти минуту султан находился в замешательстве, не зная, как истолковать этот знак. Было, однако, очевидно, что петля-удавка не может означать одобрения, и Кабир знаком приказал визирю вернуться на место.

   В блестящем Перламутровом Зале воцарилась и вовсе мёртвая тишина. Но, главное, всем стало понятно, что принцесса Азиль не так проста.

   Второй визирь, решив превзойти своего предшественника в красноречии, произносил каждое слово так, как будто каждое из них было пылким смоляным факелом. К тому же, он смотрел на принцессу таким страстным взглядом, который, казалось, мог прожечь и дерево. Но Азиль не видела этого взгляда, она вообще ни на кого не поднимала глаз.

   Потом говорили и третий, и четвёртый, и пятый, и десятый претенденты. И не смотря на то, что некоторые признания были уже и в стихах, и в песнях, принцесса рисовала всё те же петли-удавки! Между ними, как невольно отметил султан, было лишь одно отличие: одни были широкие, другие узкие.

   Султан взглядом отыскал в свите мудреца Алима, призвал к себе, и вопросительно кивнул на рисунки.

– О, почтеннейший, – разведя руками, зашептал ему на ухо Алим, – такова для неё любовь этих визирей.

– Петли?!

– Именно так, досточтимый, ведь всякий любящий обязывает и ограничивает свободу любимого.

Если кто-то любит тебя, то ты уже его должник. И ты отдаёшь этот долг какой-то частью своей жизни.

   Некоторое время султан сидел задумавшись.

– Самые горячие признания принцесса изображает самыми узкими петлями, – заметил он.

– И это верно. Больше всего твоей жизни отнимает именно тот, кто любит страстно.

   Султан отослал мудреца на место, хотя теперь у него было уже другое недоумение. Какого же признания ждёт Азиль? Кабир задумался над вариантом, который мог бы устроить его мудрую дочь, но в голову кроме привычных сладких слов, не приходило ничего. Да, есть ли вообще такое признание?! Как можно признаться в любви и не ограничить? Не рискует ли Азиль и вовсе остаться без жениха?

   А визири говорили и говорили. Несколько писцов, пытаясь в точности описать это важное событие, уже выбились из сил. Все слова казались им одинаковыми, а все женихи на одно лицо.

Тень от колонн в Перламутровом Зале уже далеко сместилась по стене с изысканной керамикой. В аромат цветущих персиков вмешался запах плова с кухни султана, где готовились блюда для пира в честь выбора Азиль. Но выбора ещё не было. Кроме того, кому-то, из самых глазастых, удалось рассмотреть рисунки принцессы, и зал, - по мере того, как его заполнял слух, что Азиль рисует петли, - всё более цепенел от ужаса. Как огонь по траве, бежал и, пущенный кем-то шепоток, что если выбор не состоится, то все женихи будут признаны негодными, а то, что их ожидает уже нарисовано принцессой. Тут уж и вовсе стало не до аппетитных ароматов.

   Все наблюдали за султаном, который уже не был столь весел и приветлив. Напротив, он выглядел отрешённым и даже чуть унылым. Но кто не знал ту пугающую неровность его нрава, когда после затишья у него всегда бывала буря?! Плохое предзнаменование виделось и в том, что султан уже не приглашал визирей сам, а поручил это дело одному из советников. Сам же он, как и Азиль, даже не смотрел на череду женихов.

   Так что же, что хочет услышать эта гордая принцесса?! Теперь над самым лучшим признанием в любви ломали головы не только женихи, не только мужчины, но и женщины, потому что женихами были их сыновья.

   «А, ведь мудрец-то прав, – рассуждал между тем Кабир, – если сказать человеку за что я его люблю, значит, обязать его быть таким. Но, сказав женщине, что я люблю её за молодость, я как раз и накидываю на неё петлю ограничения. Ведь она, в этом случае, не имеет права стареть! Но кто может оставаться постоянно молодым, свежим, сильным и здоровым, если человек не способен быть даже постоянно причёсанным?!» Так каким же, самым правильным и самым высоким должно быть признание? И, есть ли оно?

   И тут султан, постоянно рассеянно смотревший на принцессу, очнулся от того, что Азиль вздрогнула! Всё время она была спокойной и даже равнодушной, а тут вздрогнула и впервые взглянула на какого-то визиря, который что-то коротко и тихо, в отличие от других, ей сказал. Посмотрел на него и султан. Конечно, он знал и этого визиря, но не так хорошо, как первых и, по его мнению, лучших. Этот визирь был молод, умён, имел славу отчаянного, дерзкого храбреца. А ещё про него говорили, будто он сочиняет стихи и лихо владеет смычком, играя на кеминге.

   Теперь он и прекрасная Азиль открыто, словно стремительно и разверзнуто узнавая друг друга, смотрели глаза в глаза! И, казалось, сам солнечный воздух Перламутрового Зала был напряжён от беззвучного гула этих взглядов, как пороховая бочка перед взрывом. Все ждали действий султана Кабира. Султан призвал советника, стоявшего сбоку.

– Что было сказано? – тихо спросил он.

– О, достопочтенный, – пролепетал советник, так же напуганный и рисунками принцессы, и всем происходящим здесь, – этот ничтожный оказался способен только на одну фразу. Он сказал:

«Я люблю тебя лишь за то, что ты есть…»

   И тогда султан Кабир поднялся во весь свой рост! Он освобождёно расправил плечи и гордо вскинул голову. Он, снова был уверенным и властным султаном Кабиром! Только на глазах его блеснули слёзы, которые, как он надеялся, ему удалось незаметно для всех, смахнуть рукавом шёлкового халата. Султан приблизился к визирю-поэту, стоящему на коленях, приказал подняться на ноги и обнял, как будущего зятя.

   И зал взорвался торжественным шумом!

   Один из писцов, отражая это торжество, записал: «О, лучезарная и дерзкая Азиль, ты одарила Вселенную ещё одной великой мудростью! Высокая любовь, и впрямь, бывает только безусловной!» А другой писец внёс в летопись иной, видимо, более важный для него итог: «И пир был!» И слава Аллаху, что история сохранила эти правдивые строки…

 

                               Восточная притча

       По дороге шла девушка, прекрасная, как фея. Вдруг, она заметила, что следом за ней идёт мужчина. Она обернулась и спросила:

    — Скажи, зачем ты идёшь за мной?

    Мужчина ответил:

    — О, повелительница моего сердца, твои чары столь неотразимы, что повелевают мне следовать за тобой. Про меня говорят, что я прекрасно играю на лютне, что посвящён в тайны искусства поэзии и, что умею в сердцах женщин пробуждать муки любви. А тебе я хочу объясниться в любви, потому что ты пленила моё сердце!

       Красавица, молча, смотрела некоторое время на него, потом сказала:

    — Как ты мог влюбиться в меня? Моя младшая сестра гораздо красивее и привлекательнее меня. Она идёт за мной, посмотри на неё.

       Мужчина остановился, потом обернулся, но увидел только безобразную старуху в заплатанной накидке. Тогда он ускорил шаги, чтобы догнать девушку. Опустив глаза, он спросил голосом, выражающим покорность:

    — Скажи мне, как ложь могла сорваться у тебя с языка?

    Она улыбнулась















ID: 373487403, Visits this month: 8
, Replies:
The reply rate shows the ratio of incoming messages to replies. If the reply rate is low, it means that the user rarely replies. If it's high, the user is much more likely to reply.
Erotic photo

Photos that have been marked as «erotic» can only be viewed by users who have agreed to view erotic content. You can read more about this and change your preferences in the section «Settings».

If you mark a photo as «erotic», it will only be visible to users who have agreed to view erotic content. You can read more about this and change your preferences in the section «Settings».

OK

Search not available because you have deactivated «your profile participation in search». To remove limitations you must

Service payment is successful

The service will be activated shortly.
OK

An error has occurred.

Refresh the page and try again in 5 minutes
OK