JavaScript has been turned off in the browser. Please turn it on. How can I do this?.

Search by tags

Maximum 300 characters
Allowed limit is exceeded by
Comments blocked
Why?
Your comment was not sent. Only VIP users may comment on photos.
Activate VIP status
Ingrid, 34
From New York. Last active long ago

Happy End

Вот все говорят – масленница, масленница... Блины опять же... Сижу у Бабушки. Блин первый... второй... Двадцать третий... Тяжело, право слово... Рядом со мной – новая знакомая Бабушки, по клубу любителей кактусов. Не старая еще, хорошо держащая себя женщина... Русская, москвичка. Но – чуточку странная. За столом – между переменой тоненьких Бабушкиных фирменных блинов с моей любимой красной икрой – к ее же восхитительным блинчикам со сметаной и вишневым вареньем – воцаряется легкая словно осенний лист тишина. - Счастье, любовь, везение – а я говорю: от судьбы не уйдешь! - внезапно произносит до того молчаливая гостья.- Правда? Расскажите, пожалуйста! - делаю профессиональную стойку я – и вознаграждаюсь одной из самых невероятных историй в своей жизни.Ксения – назовем ее так – всю свою сознательную жизнь прожила в Москве. Закончила Плехановский, работала экономистом, вышла замуж. Купили с мужем квартиру – в длиннейшем доме в Чертаново, подьездов так двадцать. Вот о них, о подьездах, и речь...Как-то зимним утром, Игорь – муж Ксении – поцеловал ее на прощание, взял заботливо собранный портфель, и со словами “Не скучай, рыбка – вернусь через дней пять!”, вышел за дверь. Командировки – порой на пять дней, а когда и больше – входили в обязанности преуспевающего аудитора крупной компании, и ничего необычного не было и в этот раз: короткий телефонный разговор накануне, вызов такси утром, сбор портфеля... Словом, жизнь – совершенно обычная, рутинная. Ксения выкурила с наслаждением припрятанную длинную тонкую сигарету, меланхолично посмотрела новости по телевизору, и отправилась на работу. День прошел незаметно. Купила кофе, немножечко фруктов, листья салата, молоко и любимый апельсиновый сок. Открыла дверь своим ключом... Вечер пролетел на кухне, за книгой Марининой. Аккуратно вымыла тарелку, чашку и кастрюльку, поставила их на сушилку, приняла душ, расчесала задумчиво волосы перед большим зеркалом в спальне. Вздохнула - скользнула под одеяло. Засыпала почти без труда, и ночью ничего не снилось. Так прошло еще два дня – ровно, без событий... Третий день не обещал ничего необычного. Снег валил сплошной стеной, и выходить из дома не хотелось. Ксения накинула шубку, и быстрым шагом преодолела 600 метров до метро. Вернулась домой рано, и занялась приготовлением своего любимого бисквитного тортика. Звонок в прихожей прозвучал неожиданно громко, резко и раздражающе. Как была – в фартуке, с подвязанными косынкой волосами, домашнем халате и смешных пушистых тапочках – Ксения подошла к дверям, и не особенно задумываясь над своими действиями, повернула кнопочку замка и открыла дверь. На пороге в полутьме подьезда стоял ... Игорь. В тапочках на босу ногу. В тренировочном костюме. С пустым помойным ведром. Ведро было незнакомое. Занавес!Игорь и Наташа познакомились в метро – лето было в самом разгаре, и так весело было болтать обо всем и ни о чем, пока шли они по закатной солнечной дорожке к длинному дому – и еще больше сблизило их то, что как оказалось, жили они в четных подьездах (Наташа – в четырнадцатом; а Игорь – с Ксенией, в восьмом). Из-за того, что дом стоял огромной буквой П, молодые люди могли видеть кухонные окна друг друга, и, когда вскоре в этом возникла необходимость – обмениваться сигналами.Верный горшок с геранью, выдвинутый за занавеску Наташиного окна, означал что она хочет видеть Игоря – а утюг, добавленный к цветку, означал, что следующие несколько дней у Наташи, работавшей переводчицей, и бравшей заказы на дом, свободны, и она может провести их с Игорем. Так командировки Игоря стали более продолжительными и частыми... Дни летели счастливо и беззаботно. И этот вечер не обещал ничего нового и необычного – Наташа придумала приготовить баранью ногу в духовке; но обнаружив помойное ведро переполненным, вручила его Игорю, и посоветовала выполнить хотя бы часть “домашней” работы. Игорь послушно выскочил из подьезда, опорожнил ведро в мусорный бак – и направился к подьезду, весело насвистывая в предвкушении вкусного ужина и содержательной, наполненной ночи. Вот только снежок тихо и ехидно падавший с неба... вот только вечер – ласковый и непривычно теплый для Московского февраля... Сыграли с нашим героем злую шутку: задумавшись, Игорь не заметил, что рассеянно открыл дверь не четырнадцатого, а ... восьмого подьезда. Кнопку звонка в свою квартиру он нажимал, все еще весело насвистывая... Занавес!Блины с вишневым вареньем подоспели вовремя. Какое-то время мы молчали. Бабушка, воспользовавшись моим легким оцепенением, быстренько положила мне на тарелку дополнительную стопочку блинов, и долила ароматного чая в любимую мою чашку... А Ксения, вздохнув и помолчав немного... продолжила. После развода, Игорь остался в Чертаново, и о его судьбе Ксения больше ничего не знала – да и не хотела знать. Хотелось уехать как можно дальше, забыть Русский язык, не видеть этого проклятого снега, не мерзнуть зимой... Все вышло само собой: Ксения и сама толком не поняла, как оказалась в огромном городе на Гудзоне. Ничего особенного в ее жизни не изменилось; то, что у других людей отнимало годы, тысячи долларов и неимоверные усилия, далось ей само собой и без труда. И работу программистки она нашла быстро, и вскоре поменяла ее на более высокооплачиваемую, престижную – в головном оффисе знаменитой компании Cantor Fitzgerald, на сто первом этаже одной из башен близнецов международного торгового центра – с захватывающим дух видом на голубой залив и Статую Свободы прямо из окна ее крохотного кабинета. Пол – рослый голубоглазый блондин неопределенного возраста – руководил сектором системного анализа и математических моделей. Ксении он понравился с первого дня – когда столкнувшись с ней у кофейного автомата непривычной конструкции на кухне, он великодушно помог ей разобраться с механизмом его действия, и даже выбрал за нее сорт кофе. Как-то так получалось, что на митингах и ланче она оказывалась рядом с этим великолепно сложенным классическим англосаксом. Она уже знала, что он не совсем счастливо женат, и никак не может решиться на развод; что служил в морской пехоте, и участвовал в операции на Гренаде – и вот сейчас думает о том, чтобы принять предложение одного из своих бывших сослуживцев – и перейти на работу в некое федеральное агенство. Но вот решиться, сделать последний шаг – он никак не мог... Лето заканчивалось – но жара не уходила. Ксения блаженствовала, и думать позабыла о том, что есть где-то на свете заснеженный двор длинного дома в Чертаново, и мусорные бачки, и скользкие тротуары с неубираемым черным льдом... И – подьезд номер четырнадцать...Четвертого Июля, на традиционном двухдневном корпоративном пикнике, посвященном Дню Независимости, жены Пола против обыкновения не было. Он пояснил, что неожиданно прилетела ее мать, и женщины отправились на незапланированный шопинг.Костер у самой кромки океана, и решетки, на которых жарились сочные стейки... холодное пиво из пластиковых, наполненных льдом ящиков... Бутылки сухого вина и фрукты в огромных корзинах... Складные легкие пляжные стулья и надувные матрацы...Ксения вывела свой матрац за кромку прибоя, прилегла на него и расслабилась, блаженно греясь в лучах закатного солнца. Полный штиль, вода как зеркало, огромный шар солнца, медленно клонящийся к горизонту – и золотая дорожка, пересекающая океан – так хотелось бежать по ней - туда, далеко-далеко... Ксения не заметила, как задремала...Проснулась она от того, что крепкая рука осторожно но властно потянула ее матрац, и уверенный спокойный голос проговорил рядом с ней:- Пожалуйста, не бойся – и не слезай с матраца. Ты немножечко далеко заплыла, и это – максимальное удаление, с которого я смогу тебя вытащить... Почему она не удивилась, увидев внимательные, спокойные и надежные глаза Пола рядом – и ничуть не испугалась, когда поняла, что берег почти не виден за легкой дымкой? Ей было необыкновенно спокойно и ничуть не страшно сейчас. Удивительно надежно с ним.Когда спустя сорок минут ничуть не запыхавшийся Пол вытащил ее на матраце на берег, кругом зааплодировали. Кто-то вполголоса сказал: “Похищение Европы...”. Не обращая внимание ни на кого – и по-прежнему глядя в ее глаза, Пол подал ей крепкую руку, и она поднялась с матраца... День пролетел незаметно – а когда надо было уезжать – то жребий убирать и сдавать площадку выпал Ксении и Полу. Как-то само собой получилось, что утром они проснулись вместе в уютном номере отеля – и первое, что Ксения увидела, открыв глаза – был сияющий, восторженный взгляд Пола. На Ксению так никто еще не смотрел в жизни – и она, смутившись, стала рассматривать нависающие искусственно состаренные балки высоченного кафедрального потолка... Они опомнились только вечером, и, торопясь, спустились по лестнице; не глядя друг на друга сели в свои машины – миг, и они уже на шоссе, ведущем в город... Город на Гудзоне... Они стали встречаться почти каждую неделю – нашлась тысяча и одна возможность, как это всегда бывает. Вскоре они знали уже все или почти все маленькие и уютные пансионы и отели в окрестностях этого города. Но – всегда разьезжались на ночь – он в свой невыплаченный и наполовину дом в New Jersey; она – в свою крохотную квартирку в Brooklyn. А в этот понедельник Пол подошел к ней на оффисной кухне, и, смущаясь, сказал: “Послушай, а что если нам взять свободный день завтра – и провести его вместе в Greenwich? У моего близкого друга – ну, того самого... федерала... - там дом, на самом берегу залива... “Ксения подумала и кивнула. Кажется, отношения развивались...Утром 11 Сентября – около 0730 – она уже ждала Пола у выезда из Holland tunnel, оставив свою машину на стоянке, и перекинув через плечо легкую летнюю сумку с необходимым женским набором. Красный мерседес Пола показался минута в минуту и слегка притормозил у краешка тротуара. Ксения скользнула в приткрытую дверцу, и автомобиль обрадованно рванулся на север...День начинался чудесно. Тишина, плеск волн... маленькая яхта, покачивающаяся у причала. Огромный колониальный дом – действительно, у самой кромки великолепного пляжа... А главное – главное!! Рядом с ней был ОН! Пол... Его чудесное, чуткое тело... его нежные и сильные руки, сумевшие пробудить ее ... Открыть в ней Женщину... Огромная постель под высоким нарочито старинным балдахином – она долго вспоминала это слово, и, вспомнив, счастливо рассмеялась... И Пол, сам не зная чему – тоже рассмеялся ...Телефонный звонок выбросил их из счастливого забытья. Часы на стене лениво показали 10:15 своими темными лакированными стрелками – словно насмешливо улыбнулись... Пол перегнулся через нее, и взял свой мобильный телефон с прикроватной тумбочки. Истеричный женский голос в трубке звучал слишком громко, и он держал аппарат слегка на отлете – так, что Ксения могла при желании слышать все... Но ей не хотелось...- ПОЛ!!! Как хорошо, что я дозвонилась до тебя!!!- Да, Линда... Что случилось?- Как что?! У тебя все в порядке?!- Да, у меня все нормально... работаю... скучаю по тебе...- ТЫ ГДЕ?!- Как где? У себя в оффисе, разумеется!!! Где же еще!!!Тяжелое, недоуменное молчание почти осязаемой пеленой повисло в комнате. Неожиданно севший, спокойный и холодный голос Линды, жены Пола, наконец проговорил: - Включи телевизор, ПОДОНОК!И – гудки отбоя... Ксения потянулась к пульту управления и нажала кнопку. На засветившемся экране появились рушащиеся и горящие близнецы...Сейчас Ксения и Пол живут в Вене. Он все-таки принял предложение своего старого друга, и работает теперь в одном федеральном агенстве с трехбуквенным названием. Развелся. Ксения сидит дома, учит немецкий язык – и воспитывает веселого голубоглазого мальчишку. Каждый раз когда под окном раздается шум подьежзающего автомобиля, и знакомый сигнал весело квакает дважды, она отдергивает кухонную штору, и смотрит на мужчину, выходящего из машины – непременно с букетом свежих тюльпанов в руке... Счастье... Везение... Судьба... Блины кончились как-то сами собой... Ксения смущенно улыбнулась: “У каждого - свои воспоминания о 9/11...”Я молчала. А что тут скажешь...

    Наверное людям от скуки ничего больше не остаётся как придумывать истории, совершенно невероятные.

ID: 400977086, Visits this month: 0
, Replies:
The reply rate shows the ratio of incoming messages to replies. If the reply rate is low, it means that the user rarely replies. If it's high, the user is much more likely to reply.
Erotic photo

Photos that have been marked as «erotic» can only be viewed by users who have agreed to view erotic content. You can read more about this and change your preferences in the section «Settings».

If you mark a photo as «erotic», it will only be visible to users who have agreed to view erotic content. You can read more about this and change your preferences in the section «Settings».

OK

Search not available because you have deactivated «your profile participation in search». To remove limitations you must

Service payment is successful

The service will be activated shortly.
OK

An error has occurred.

Refresh the page and try again in 5 minutes
OK