Added 11/08/10, 18:04



    It s Klad Bisch Party

     

    Пляшет пьяный пешеход

    На своей могиле…

    Девять дней тому назад

    Его зебры сбили;



    В танце изгородь свою

    Красит «Суицид» ник…

    Эх, коллеги на Яву

    Не помогут – злыдни!



    Угорает и старик

    Лет под двести сорок

    Со старухою своей –

    Есть в них видно порох;



    Зажигает детвора,

    Их болезнь скосила…

    Обещали не болтать,

    Клятву дав «могила!»



    Лежат девы у ворот,

    Теребят веночки…

    Кралям пьяный пешеход

    Дал по два цветочка;



    Не танцует лишь один

    Мальчик недотрога…

    Он царапает винил –

    Талантище от Бога!



    Klad&Bisch Party до утра,

    Вновь гробы открыты…

    Покойных чествует братва,

    Черви будут сыты!



    28.06.2010

     



    Существую и живу!

     

    «Не умереть!»,

    Таков по умолчанию указ,

    Так прозаичнее всего читать любовь – рассказ.

    А как же жить?

    Я по-другому не могу,

    Люблю любить и усмирять душевную пургу.



    Уже и жду, молчу, рифмую, хр-храплю,

    Опять не замечаю,

    Вслух слова не говорю…

    Всё просто: «Я люблю! Её люблю?!!»

    Сложней признаться, вновь отчаянно терплю.

    Знать так хочу. Я существую и живу!



    20.06.2010

     



     

     

    Я,... в этой жизни!

     

    Хм-м-м,

    О чужой рай,

    Прошу

    Меня не возбуждай!

    Уж лучше весь сгорю в своём аду,

    Но никогда я (в этой жизни) не пойду на поводу…

    О-о-у,

    А как хотели наливные яблочки созреть,

    Любимые мои,

    Меня откушать надобно суметь!

    А по-другому быть не может ни когда,

    Такая (в этой жизни) видимо моя судьба…

    Я

    Так хочу,

    Да будет только так

    И ухмыляясь, ставлю этот знак (!)

    Каков наглец… мне скажут, кто прочтёт,

    А я поставлю (в этой жизни) знаковый себе зачёт!!!

    Хм-м-мь…



    20.06.2010



    Моя монашка

     

    Вьются локоны, кудряшки –

    Обручальные венцы…

    От красавицы монашки

    Берег принял все замки;



    В непорочный пруд студёный,

    Отражая красоту, вошла…

    Ах, какая же милашка,

    Аж шумит у тополей листва;



    Словно лебедь златокрылый,

    Плещет, жемчуг раскидав…

    Омывая стан неторопливо,

    Остужается и нрав;



    Окунулась словно пташка,

    Опереньем ряби взбив:

    «Согрешу!», - твердит монашка,

    Свой рассудок подчинив.



    Вышла девушка кудряшка –

    С целомудренной воды…

    «Дай согреть тебя бедняжка,

    Искупав в моей любви!»



    18-21.06.2010

     



     

    Курению - НЕТ!

     

    …Да!



    Сознание: «Я каюсь,

    Что жизнь свою скурил!»

    Ну, а теперь сгибаюсь,

    Ведь я не дорожил…



    Своим здоровьем в жизни

    С зависимым умом.

    «Мой яд-убийца брызни!», -

    Нам хорошо вдвоём.



    Затяжка за затяжкой,

    Влюбляла в никотин.

    Скурил смолы я в жизни

    Грамм точно ни один.



    Столь ароматный запах,

    И вкус не повторим-м-м…

    Теперь лечусь в палатах

    Желаньем одержим:



    Дышать легко и вольно

    Не думая о том,

    Как тяжело и больно,

    Бороться с табаком.



    Сознание: «Я знаю,

    Что жизнь оздоровил!»

    Бросай дымить, взываю,

    Куренью - нет, решил?!!







    9.06.2010

     



    Аржя курыма

     

    Вечерело. Пели птички, в бисере купаясь,

    Бабочки порхая, уселись на живот.

    Всплески на пруду, так угри забавлялись,

    Кучерявый корень ожирел от вод;



    Под покровом ночи тень вошла седая,

    Перешла порог, ставни затворив.

    В часиках кукушка затаилась, содрогаясь,

    Домовой-сверчок стал вовсе молчалив.



    Таракашки бросились из дому, убегали,

    Что есть мочи мчались быстро без огляд.

    Тень присела, видно ноженьки устали,

    Начиная свой таинственный вершить обряд:



    В чан с настойкою вложила куль смердявый,

    Оттопырила живот, стряхнув труху.

    Утопила корень (в зелье) кучерявый,

    Запустив угрей в безрыбную уху.



    Обошла вокруг, да около котла, сгибаясь,

    Бормоча себе под нос заветные слова:

    «Аржя курыма, стий чёфындъ экзюкаец!», -

    Повторяла сотни раз в тенётах голова.



    Забурлило снадобье от колдовства деяний,

    Вздыбилось и стало женский образ обретать.

    Остудился стан, и вышла девица нагая –

    Оны тени мрак-ведунью стали возрождать.



    Закрутился ветер, тёмны тучи собирая,

    Взвились руки в небо, кожу, оперив.

    Промелькнула птицей ведьма молодая

    Распыляя тени на жилой массив.



    Так и покрывала мраком городские своды,

    Рассыпая чёрный бисер на своём пути:

    «Аржя курыма, стий чёфындъ экзюкаец!», -

    Уже тень шептала у людей внутри…



    Вот и не светает. В бусах захирели птички,

    Бабочки в гербарий слаженно слились.

    Тихо на пруду, там нет живой водицы,

    В бородатом корне черви завелись!



    6-8.06.2010

    No Comments
Our website uses cookies. By continuing to use the site, you consent to this in accordance with privacy policy