Added 05/04/11, 12:15

    Тому назад, тому назад смолою плакал палисад, смолою плакали кресты на кладбище от духоты, и сквозь глазки сучков смола на стенах дали потекла. Вымаливала молний ночь, чтобы самой себе помочь и руки к небу возводя, 'Дождя - шептала ночь - дождя...' Был от жасмина пьян жасмин. Всю ночь творилось что-то с ним, и он подглядывал в окно, где было шорохно, грешно, где, чуть мерцая, простыня сползла с тебя, сползла с меня, и от сиянья наших тел жасмин зажмурился, вспотел. Друг друга мы любили так, что оставалась на устах жасмина нежная пыльца, к лицу порхая от лица. Друг друга мы любили так, что ты иссякла, я иссяк,- лишь по телам во все концы блуждали пальцы, как слепцы. С твоей груди моя рука сняла ночного мотылька, я целовал еще, еще чуть-чуть соленое плечо. Ты встала, подошла к окну жасмин отпрянул в глубину. Стекали волосы на грудь и прикрывали как-нибудь. И, растворясь в ночном нигде, 'К воде!.. - шептала ты. - К воде!..' Машина прыгнула во мглу, а там на даче, на полу, лежала, корчась, простыня и без тебя и без меня.

    No Comments
Our website uses cookies. By continuing to use the site, you consent to this in accordance with privacy policy