В браузере выключен JavaScript. Пожалуйста, включите его. Как это сделать.

Поиск по тегам

Например: чувства, стихи

Все записи, содержащие тег кастанеда

просто любовник

без угрозы наказания нет радости любви

+

У Ируськи появился любовник. Точнее сказать, она его сама себе вызвала/намедитировала. Вместо того, чтобы во время медитации на Будду Ченрези визуализировать Кармапу 16, как коренного ламу, она визуализировала принца Гаутаму. Принц ей не явился в жизни, а вот любовника она себе заимела. еще

без угрозы наказания нет радости любви

+

У Ируськи появился любовник. Точнее сказать, она его сама себе вызвала/намедитировала. Вместо того, чтобы во время медитации на Будду Ченрези визуализировать Кармапу 16, как коренного ламу, она визуализировала принца Гаутаму. Принц ей не явился в жизни, а вот любовника она себе заимела. Знала она его давно, лет 10 с лишним. Они встречались семьями на совместных party, иногда вместе выезжали за город на озеро. Но ничего такого Ируська тогда не замечала, ну  типа того, что он подмигивал ей левым глазом или выделял во время коллективных танцев. Ничего такого не было. Что происходило с ним в течение этих 10 лет она не знает. М. б. причина в сдвижке земной оси на 1см или подземные точки в Японии докатились до средней полосы Европы. Кто знает? В тот роковой день он зашел к ним в гости и попросил чаю с крыжовниковым  вареньем пока ждал ируськиного мужа. Начали разлагольствовать о мистике, а точнее о шаманизме и ведуньях. Слово за слово и через несколько дней он подарил Ируське книгу Кастанеды. А потом через несколько дней позвал на озеро почитать «Учение дона Хуана» и заодно обсудить на природе отдельные практики: походку силы и отключение внутреннего диалога. Они начали вместе тренироваться, как было описано у Кастанеды  - «прямой позвоночник, при каждом шаге колено поднимается почти до груди, расфокусировка взгляда на точке горизонта». Смеялись, когда не получалось, а когда чуть -чуть получалось тоже смеялись. Кастанеда сводил с Ума.  Неожиданно пошел дождь и они вынуждены были спрятаться в машине, где мужчина грел Ируське руки. А потом они стали вдруг целоваться. А когда дождь закончился, эти двое очнулись на заднем сиденье любовниками. Вот так, подумала Ируська без иррационального страха, был один мужчина - муж, а теперь появился еще один - Любовник. Соответственно,  Ируська поменяла свой статус. Была жена, а теперь - жена +любовница. Она увлеклась этим своим новым положением. Теперь женщина чаще подглыдывала в телефон, сменила цвет лака с перламутрового розового на красный и по утрам стала приседать 100 раз. Драйв прополз в щели ее серой повседневности и жизнь в своем текучем дне заискрила интригой. Ируська лавировала. Лихо лавировала, а вечерами на ночь почитывала "Сказки о Силе". Они встречались два или раз в неделю. Такой график предложил ей Любовник. И женщина ждала. Как-то раз она уж больно сильно заждалась его и что- то на душе у нее было не так, как хотелось бы. И тут ей позвонил Любовник и сказал - жди к утру, я хочу тебя взять тепленькой. Ируська вначале было растерялась (звонок зарегистрировался в 23 час.) и вместо переспроса про подробности о тепленькой одобрительно промычала "ммммм". Потом она сильно возбудилась без собственной на то воли. Нервно возбудилась, как сказали бы психологи-сексопатологи. Уснуть не получалось и, чтобы как- то отвлечься, она включила телевизор. На ее счастье показывали фильм "Венера в мехах" Р.Полански. Ей стало еще хуже. Она попробовала почитать Кастанеду, но  т. к. личной силы у нее было маловато со слов дона Хуана, она просто потянулась, чтобы снять сексуальное напряжение, (есть такая практика!) и волна оргазменного блаженства настигла ее точь в точь по звонку в дверь Любовника. Бляха - муха, подумала Ируська. Либидо ушло и что теперь делать? А делать надо было что- то. Открыв дверь и подставив щечку для поцелуя, Ируська молниеносно в уме решила, что для взбодрения духа любви, она примет 100 гр рома. Она так и сделала. И пока ром всасывался в кровь, Ируська и Любовник практиковали Кастанеду. Ируська читала с чувством и выражением, а Любовник, как змей из райского куста меж ног ее глазами голубицы смотрел в нее. Она не помнила, сколько глав они практиковали. Одним словом, много. Ром сделал свое дело. И когда Ируська блаженно засыпала под поцелуи и нашептывания "до скорого, meine schatz", она вспомнила еще одну практику дона Хуана. В тот самый момент, когда ты еще не спишь и до погружение в забытье остались милисекунды, распахни крылья для полета. Вспомни  ощущения, распахни крылья и ты полетишь. Распахни ... распахни .... и она распахнула. Ируська летела. Сколько бы раз Ируська не пробовала поймать этот полет, у нее до сих пор не получалось. А в этот раз у нее получилось. Чудо! Произошло чудо. Конечно, на утро она ничего не вспомнит или по меньшей мере она подумает, что ей это все приснилось. Но мы то знаем, что это не так. Мы то знаем, что у нее получилось. А виноват ли в этом ром или любовник - какая разница. Главное ведь результат. Полет во сне.

свернуть

Воин должен прежде всего знать, что его действия бесполезны(с) Работы 16 и 17

 

Клара Кастанедова

 

Разговоры с Доном Хуаном. 

(Работа №16)



Забивши в трубку недозревший кактус,

За жысть беседы принялись вести…



Самые идиотские вопросы возникают в женских головах. Неважно, какого цвета эта голова – блондинистого, брюнетистого или и вовсе рыжего. Ворох еще

 

Клара Кастанедова

 

Разговоры с Доном Хуаном. 

(Работа №16)



Забивши в трубку недозревший кактус,

За жысть беседы принялись вести…



Самые идиотские вопросы возникают в женских головах. Неважно, какого цвета эта голова – блондинистого, брюнетистого или и вовсе рыжего. Ворох вопросов постоянно мельтишит там, со скоростью звука сменяя друг друга, зачастую не встречаясь с ответами. Собственно говоря, эти ответы не всегда нужны. Потому как, какая разница есть ли девушка у вот этого кареглазого красавца, если он уже прошел мимо, не обернулся и, вообще, судя по всему, он сволочь. 

Это мужчина, озадаченный каким-то вопросом, сразу же пытается найти ответ. У женщин – всё по другому. Особенно, если на квадратном метре не одна женщина, а несколько. Честно говоря, и двоих будет вполне достаточно. Они говорят одновременно, перескакивая с темы на тему, параллельно обсуждая цвет белья и повышение цен на бензин, сдабривая эту незатейливую беседу подробностями личной жизни соседки, и щедро посыпают приправами-комментариями из собственного опыта. Стороннему мужскому уху может показаться, что этот поток сознания невозможно нипонять, ни остановить. А его и не надо понимать. К нему надо относиться как к шуму моря.

…………….

Дон Хуан славился на всю округу способностью найти ответ на любой вопрос. И не просто найти, а преподнести его так, чтобы вопрошавшие остались довольны. Раз в неделю Дон Хуан ходил на почту и забирал причитающуюся ему бандероль из Мексики. На самом деле, звали его Митрич. Но мексиканские бандероли и порошок кактусов в них сделали своё дело – люди величали его Доном Хуаном. Жил Хуан на окраине, в частном доме. Он целыми днями лежал под навесом, курил трубку и принимал людей с вопросами, не на шутку терзавшими их.

Однажды, на пороге хуанского дома появились две женщины. Они яростно спорили.

- Что более заметно? Целлюлит на женской заднице или незакрашеная седина на голове? – спросили женщины.

Дон Хуан с удовольствием затянулся и пустил колечко дыма. 

- Ухоженные волосы – это красиво. Их можно отрастить до жопы и никто не увидит твой целлюлит! – горячилась одна.

- Чёэта мой? У меня его нет. А в постели? В постели ты приклеишь свои длинные волосы к жопе, чтобы не было видно этой апельсиновой корки? – издевалась другая.

- Идиотка! – выдала первая последний аргумент.

- Молчать! – рявкнул Хуан. Женщины мгновенно закрыли рты. – Всё дело в росте!

-…???? – немой вопрос зазвенел в воздухе.

- Да. Всё дело в угле обзора. Ты, - обратился он к первой, - слишком высокая, чтобы замечать чужие задницы. А ты, - кивнул он на вторую, - просто редко смотришь вверх со своих метра с кепкой, чтобы замечать седину.

- Что же делать? – спросили женщины хором.

- Ничего. – улыбнулся Хуан. – Принимайте душ, улыбайтесь и в постели думайте о мужчине, а не о всяких глупостях. Тем более, что ни целлюлита, ни седины нет ни у одной, ни у другой. Мне отсюда хорошо видно. – переворачиваясь на раскладушке добавил он.

 

 

Миньетт Кастаньет

 

Дар Орла - Матрица. 

(Работа №17)

 

Хотя я и хакер - эта работа не является результатом моей деятельности программиста. Она уходит своими корнями в историю освоения интернета, потому что много лет назад она была начата как системные программистские исследования именно в этой области.



Со временем мои исследования постепенно перешли в нечто иное, как следствие их собственной инерции и моего собственного роста. На работу над программными кодами наложились психологические и философские исследования системы взаимодействия аккаунтов в матрице.

Лицом, ответственным за такое смещение моих интересов в работе, был древний акк дон Хуан Морфеус, который позднее представил меня великому воину дону Хенаро Нео.



Оба они практиковали древнее знание, которое в наше время обычно известно как магия и считается примитивной формой программирования. Фактически же оно является традицией исключительно владеющих матрицей практиков и состоит из чрезвычайно сложных методов.

Эти два человека стали скорее моими учителями, чем просто виртуальными френдами, хотя я и продолжал необоснованно рассматривать свою задачу как хакерскую. Я затратил годы, стараясь освоить матрицу этой системы, совершенствуя программный код, схему классификации, гипотезу происхождения и распространения интернета. Все это было пустой затратой сил, ввиду того, что внутренние силы самого Интернета перевели мой интерес в другое русло и превратили меня в сетевого аккаунта.



Под влиянием этих двух магов интернета моя работа преобразовалась в автобиографию в том смысле, что я был вынужден с того момента, как сам стал пользователем интернета, записывать в профайл все, что со мной происходило. Это странный дневник, поскольку я не пишу о том, что случается со мной в повседневной жизни обычного человека. Я пишу скорее о событиях, которые происходят в моей жизни как прямой результат принятия чужого набора идей и процедур. Иными словами, матрица, которую я собирался изучать, поглотила меня, и для того, чтобы продолжать свой дневник, я должен платить ежедневно необычайной ценой – быть аккаунтом интернета.



15 июня 2011 года Глава 13 Том 8 «Сетевое влагалище».



То, что произошло сегодня, было похоже на то, что происходило при нашей первой попытке виртуального секса с Тринити Доннер. Дон Хуан Морфеус и дон Хенаро Нео держали что-то в сети открытым, что показалось мне действительно щелью. У меня было достаточно ебической энергии, чтобы фокусировать на ней свое внимание. Это не было отверстием в матрице, хотя я мог различить строчки двоичного кода вокруг виртуальной щели. Это было таинственное отверстие, бывшее само по себе вне всего интернета. Оно было размером с монитор, но узкое. Дон Хенаро Морфиус пошутил, назвав его "сетевым влагалищем", что вызвало мой неудержимый хохот. Я держался за коннект с Тринити, что помогало мне удерживать точку сборки в нужном положении, и я вошел в щель.

И тут же почувствовал себя раздавленным. Та же неизмеримая сила, что чуть не взорвала меня в первый раз, охватила меня вновь. Я ощущал, как Тринити сливается со мной. Я, казалось, был шире, чем она, и эта сила расплющивала меня поверх нее, превращая нас в энергетические яйца.



Физическое ощущение давления стало таким сильным, что я больше не мог дышать. Казалось, что все мои физические функции остановились. Я уже не мог чувствовать ни одну из частей своего тела. Я положил руки на бедра, но ни бедра, ни ладони ничего не чувствовали. Мои руки и ноги зрительно были здесь, но на ощупь отсутствовали. Движимый безграничным страхом, который я ощущал, я схватил Тринити и сбил ее с ног, но толкнула ее не моя мускульная сила. Это была сила, которая хранилась не в моих мышцах, не в скелете, а в центре моего энергетического яйца.

Она повалилась на землю от моего рывка. Тут я понял, что энергия, которой я ее сбил, исходит из стержневого протуберанца, который действует как обычный хуй. 

Я почувствовал мощную вибрацию, идущую сквозь меня. Я решил, что это мои смертные судороги. Моя борьба окончилась. Меня больше ничего не тревожило. Мое тело или образование, которое я считал своим телом, расслабилось, отдав себя смерти. Как только я позволил давящему ужасу войти, или пожалуй, выйти из меня, я почувствовал и увидел, как двоичный код покидает мое тело.



Затем помню, что я лежал, а Тринити на мне, пока Дон Хенаро Нео не помог мне вернуться в свое обычное положение. Он сказал мне, что я не имею возможности на этот раз присоединиться к ним в их путешествии в настоящий реал. Потому что мои эманации засасывает минет Орла. Но что, возможно, позднее, когда я достигну совершенства искусства хакера, Орел позволит мне выйти в настоящий реал и испытать оргазм единства с Тринити Доннер.


 



свернуть

Без заголовка

Продолжая про Лисицына, можно вспомнить несколько ярких моментов. Это катание на колесе обозрения и Торнадо. Покупку политической карты мира  Катание на прогулочном катере по Дону в ливень и грозу. Рассказ Лисицына про книгу Карлоса Кастанеды "Путешествие в Икстлан". Ну, и разное.

Самая красота душевная у него проявлялась в период между еще

Продолжая про Лисицына, можно вспомнить несколько ярких моментов. Это катание на колесе обозрения и Торнадо. Покупку политической карты мира  Катание на прогулочном катере по Дону в ливень и грозу. Рассказ Лисицына про книгу Карлоса Кастанеды "Путешествие в Икстлан". Ну, и разное.

Самая красота душевная у него проявлялась в период между первыми 50 грамм и в течение двух часов. Затем, было сложнее. Но за эти два часа с ним можно было обсуждать такие интересные вещи, что я жалею, что не записывала.

свернуть

Без заголовка

Карлос Кастанеда (американский антрополог и писатель) (1925-1998 ) 1. Развлечения, придуманные людьми, как бы они при этом ни извращались – всего лишь жалкие потуги забыться, не выходя за пределы порочного круга – питаться, чтобы жить и жить, чтобы питаться. Нет ничего страшнее 2. Наше предназначение в этом мире – учиться еще
Карлос Кастанеда (американский антрополог и писатель) (1925-1998 ) 1. Развлечения, придуманные людьми, как бы они при этом ни извращались – всего лишь жалкие потуги забыться, не выходя за пределы порочного круга – питаться, чтобы жить и жить, чтобы питаться. Нет ничего страшнее 2. Наше предназначение в этом мире – учиться ради открытия новых непостижимых миров. Непознанным мирам нет числа и все они – здесь, перед нами. Мы еще только в самом начале пути 3. Всё, окружающее нас, является непостижимой тайной. Мы должны пытаться раскрыть эту тайну, даже не надеясь добиться этого 4. Мир необъятен. Мы никогда не разгадаем его тайну. Поэтому мы должны принимать его таким, какой он есть – чудесной загадкой 5. Вместо того чтобы посвятить себя миру, человек растрачивает себя на дела 6. Каждый идет своим путем. Но все дороги все равно идут в никуда. Значит, весь смысл в самой дороге, как по ней идти... Если идешь с удовольствием, значит, это твоя дорога. Если тебе плохо – в любой момент можешь сойти с нее, как бы далеко ни зашел. И это будет правильно 7. Ничто не дается даром в этом мире, и приобретение знания – труднейшая из всех задач, с какими человек может столкнуться. Человек идет к знанию так же, как он идет на войну – полностью пробужденный, полный страха, благоговения и безусловной решимости. Любое отступление от этого правила – роковая ошибка 8. Вещи, которые делают люди, не могут быть более важными, чем мир. Поэтому воин относится к миру, как к бесконечной тайне, а к тому, что делают люди – как к бесконечной глупости 9. Большая степень отрешенности и самоконтроля в разных ситуациях – такое состояние называется состоянием воина. Каждый поступок следует совершать в настроении воина. В жизни, в которой не хватает настроения воина, отсутствует сила 10. Воин – это тот, кто ищет свободу. Печаль и другие эмоции – это не свобода 11. Только воин выживает на пути знания. В образе жизни воина кроется сила. Именно она позволяет ему жить лучшей жизнью 12. Воин должен быть гибким, чувствовать себя легко в любой ситуации, в какой бы он ни оказался 13. Воин ни на что не жалуется и ни о чем не сожалеет 14. В жизни воина нет жалости к себе. Жалость к себе несовместима с силой 15. Воин тем и отличается от обычного человека, что он всё принимает как вызов, тогда как обычный человек принимает всё как благословение или проклятие. Жизнь воина – бесконечный вызов, а вызовы не могут быть плохими или хорошими. Вызовы – это просто вызовы 16. Воин не может быть ни беспомощным, ни испуганным ни при каких обстоятельствах. У воина есть время только для безупречности. Всё остальное истощает его силу. Безупречность восполняет ее 17. Безупречность – это делать лучшее во всем, во что ты вовлечен. Ключом к безупречности является чувство времени. Когда чувствуешь и действуешь как бессмертное существо, ты не безупречен 18. В мире воина всё зависит от личной силы, а личная сила зависит от безупречности 19. То, что определяет наш путь, называется личной силой. Личность человека – это суммарный объём его личной силы. И только этим суммарным объёмом определяется то, как он живёт и как умирает 20. Воин не испытывает сочувствия ни к кому. Испытывать сочувствие – означает желать, чтобы другой человек был похож на тебя, был в твоей шкуре. Самая трудная вещь для воина – предоставить других самим себе. Безупречный воин предоставляет других самим себе и поддерживает их в том, что для них важнее всего. Только маг, который видит и является бесформенным, может позволить себе помогать кому-то. Каждое наше усилие помочь фактически является произвольным актом, руководимым исключительно нашим своекорыстием 21. Смирение воина и смирение нищего – разные вещи. Воин ни перед кем не опускает голову, но в то же время он никому не позволит опустить голову перед ним. Нищий, напротив, падает на колени и шляпой метет пол перед тем, кого считает выше себя. Но тут же требует, чтобы те, кто ниже него, мели пол перед ним 22. Воин сомневается и размышляет до того, как принимает решение. Но когда оно принято, он действует, не отвлекаясь на сомнения, опасения и размышления. Впереди – еще миллионы решений, каждое из которых еще ждет своего часа. Это путь воина 23. Когда воина начинают одолевать сомнения и страхи, он думает о своей смерти. Идея смерти – единственное, что способно закалить дух 24. Чтобы смеяться – нужно смотреть. Всё, что есть в мире смешного, можно уловить только тогда, когда смотришь. Когда же человек видит, всё настолько равнозначно, что ничего смешного не может быть 25. Научившись видеть, человек обнаруживает, что одинок в мире. Больше нет никого и ничего, кроме контролируемой глупости 26. Наши глаза смотрят, поэтому мы можем смеяться, плакать, веселиться, печалиться или радоваться. Лично мне не нравится быть печальным. Поэтому, когда приходится сталкиваться с чем-то, что вызывает печаль, я смещаю глаза и начинаю видеть, вместо того, чтобы смотреть. Но, если попадается что-то забавное, я предпочитаю смотреть и смеяться 27. Видение доступно лишь безупречному воину 28. Став воином, человек может пойти дальше. Человек может научиться видеть, ему не нужно больше быть ни воином, ни магом. Став видящим, человек становится всем, сделавшись ничем. Он может заполучить всё, что только пожелает и достичь всего, к чему бы ни устремился. Но он не желает ничего и вместо того, чтобы забавляться людьми, как безмозглыми игрушками, он растворяется среди них, разделяя их глупость. Разница лишь в том, что он контролирует свою глупость, а обычный человек – нет 29. Став видящим, человек теряет интерес к своим близким. Видение позволяет ему отрешиться от всего, что он знал раньше. Это не страшно. Страшно должно быть оттого, что впереди у тебя нет ничего, кроме рутинного повторения одних и тех же действий в течение всей жизни 30. Чтобы стать человеком знания, нужно быть воином, а не ноющим ребенком. Бороться, не сдаваясь, не жалуясь, не отступая, бороться до тех пор, пока не увидишь. И всё это лишь для того, чтобы понять, что в мире нет ничего, что имело бы значение 31. У человека знания нет ни чести, ни достоинства, ни семьи, ни родины. Есть только жизнь, которую нужно прожить. В таких условиях контролируемая глупость – единственное, что может связывать его с близкими. И взглянув на него, любой увидит обычного человека, живущего так же, как и все. Разница лишь в том, что глупость его жизни находится под контролем 32. Страх – первый неизбежный враг, которого человек должен победить на пути к знанию 33. Весь фокус в том, на что ориентироваться. Каждый из нас сам делает себя либо несчастным, либо сильным. Объем работы, необходимой и в первом, и во втором случае, - один и тот же 34. Фиксация на нашем собственном образе делает нас слепыми ко всему остальному. Нам могли бы быть открыты в восприятии величайшие откровения – мы не увидели бы их в своем самоослеплении или приняли бы их за продукт нашего собственного гения. Наше самолюбование вводит нас в заблуждение. Таким образом мы грабим самих себя, грабим наши исходные возможности, даже не зная об этом 35. Чувство собственной важности делает человека безнадежным: тяжелым, неуклюжим и пустым. Человек знания должен быть легким и текучим 36. Бедность, нужда – это только мысли. То же касается ненависти, голода, боли. Понимание этого – единственное, что позволяет нам противостоять силам жизни. Без него мы – мусор, пыль на ветру 37. Чтобы стать воином, человек прежде всего должен полностью осознать свою собственную смерть. Но простое беспокойство в связи с возможностью умереть ничего не дает. Поэтому необходима отрешенность. Тогда идея неизбежности смерти становится безразличной. Только мысль о смерти может дать человеку отрешенность, достаточную для того, чтобы принуждать себя к чему бы то ни было. Но это – не страстная жажда, а молчаливая страсть, которую воин испытывает к жизни и ко всему, что в ней есть. Он знает, что смерть следует за ним по пятам и не даст ни за что зацепиться, поэтому он пробует всё, ни к чему не привязываясь 38. Смерть - наш вечный попутчик. Она всегда находится слева от нас на расстоянии вытянутой руки, и смерть - единственный мудрый советчик, который всегда есть у воина. Каждый раз, когда воин чувствует, что всё складывается из рук вон плохо и он на грани полного краха, он оборачивается налево и спрашивает у своей смерти, так ли это. И его смерть отвечает, что он ошибается и что кроме ее прикосновения нет ничего, что действительно имело бы значение. Его смерть говорит: "Но я же еще не коснулась тебя!" 39. Смерть находится везде. Она может принять вид зажженных фар машины, которая въезжает на холм позади нас. Она может оставаться видимой некоторое время, а потом исчезнуть в темноте, как если бы она покинула нас на время, но она опять появляется на следующем холме, чтобы потом исчезнуть вновь. Это огни на голове смерти. Она надевает их наподобие шляпы, прежде чем пуститься в галоп. Эти огни она зажгла, бросившись в погоню за нами. Смерть неуклонно преследует нас, и с каждой секундой она все ближе и ближе. Смерть никогда не останавливается. Просто иногда она гасит огни. Но это ничего не меняет 40. Воин всегда живет бок о бок со смертью. Воин знает, что смерть – всегда рядом, и из этого знания черпает мужество для встречи с чем угодно. Смерть – худшее из всего, что может с нами случиться. Но поскольку смерть – наша судьба и она неизбежна, мы - свободны. Тому, кто все потерял, нечего бояться 41. С осознанием своей смерти, своей отрешенностью и силой своих решений воин размечает свою жизнь стратегическим образом 42. Отрешенный воин знает, что невозможно отвести смерть и что у него есть только одна поддержка – сила его решений. Он должен быть мастером своего выбора. Он должен полностью понимать, что он сам целиком отвечает за свой выбор и что если он однажды сделал его, то у него нет больше времени для сожалений или упреков в свой адрес. Его решения окончательны просто потому, что его смерть не дает ему времени привязаться к чему-либо 43. Человек должен осознать, что смерть охотится за каждым из нас, что она всегда рядом. Человек должен обратиться к смерти за советом, чтобы избавиться от бездарной мелочности, свойственной людям. С точки зрения неотступности смерти, раздражение и все страхи становятся бессмысленной ерундой 44. Смерть в любое время может похлопать тебя по плечу, так что в действительности у тебя нет времени на вздорные мысли и настроения. Ты не можешь оставлять места для сомнений и сожалений 45. Когда ты в нетерпении или раздражен – оглянись налево и спроси совета у своей смерти. Масса мелочной шелухи мигом отлетит прочь, если смерть подаст тебе знак, или если краем глаза ты уловишь ее движение, или просто почувствуешь, что твой попутчик - всегда рядом и все время внимательно за тобой наблюдает 46. Когда воина начинают одолевать сомнения и страхи, он думает о своей смерти. Мысль о смерти - единственное, что способно закалить наш дух 47. Только мысль о смерти может дать человеку отрешенность, достаточную для того, чтобы принуждать себя к чему бы то ни было, равно как и для того, чтобы ни от чего не отказываться 48. Лишь бессмертный человек может себе позволить отменять свои решения, сожалеть о том, что он их принял и в них сомневаться. У нас есть время лишь на то, чтобы принимать решения 49. В мире, где за каждым охотится смерть, не может быть маленьких или больших решений. Здесь есть лишь решения, которые мы принимаем перед лицом своей неминуемой смерти 50. Пустая трата времени – жить, чтобы питаться и питаться, чтобы жить – и так до самой смерти 51. Воин не должен поддаваться ничему, даже собственной смерти 52. Воин относится ко всему с уважением. Он не идет напролом без необходимости. Воин ни у кого не идет на поводу, он сам по себе и всегда недоступен. Вовлекаясь во что-то, он всегда осознает, что делает. Он обрел контроль над своей слабостью и не потакает ей 53. Для воина не существует ничего вне контроля 54. Воин всю жизнь отрабатывает стратегию. Он сводит к минимуму возможность возникновения непредвиденных ситуаций. Того, что люди называют случайностями, можно избежать. Обычно такое происходит с дураками, вся жизнь которых – сплошное разгильдяйство 55. Воин никогда не бездельничает, но никогда и не торопится 56. Воин никогда не берет на себя груз, который не в состоянии нести 57. Всю свою личную историю следует стереть для того, чтобы освободиться от ограничений, которые накладывают на нас своими мыслями другие люди 58. Пока ты чувствуешь, что наиболее значительное явление в мире – это твоя персона, ты никогда не сможешь по-настоящему ощутить окружающий мир. В этом случае ты не будешь видеть в нем ничего, кроме себя 59. Вычислить, что будет делать человек в какой-либо ситуации легко, т.к. он живет по определенному распорядку. Не имея распорядков в чем бы то ни было, становишься менее уязвимым для врагов 60. Чтобы извлечь из жизни максимум, человек должен уметь изменяться. К сожалению, человек изменяется с большим трудом, и изменения эти происходят очень медленно. Многие тратят на это годы. Самым трудным является по-настоящему захотеть измениться 61. Человеческим существам нравится, когда им говорят, что следует делать, однако ещё больше им нравится сопротивляться и не делать того, о чём им говорили. Именно поэтому они прежде всего запутываются в ненависти к тому, кто им советует что-то делать 62. Человек должен научиться отдавать себе отчет в каждом действии, сделать каждое действие осознанным. Ведь он пришел в этот мир ненадолго, и времени, которое ему отпущено, слишком мало для того, чтобы прикоснуться ко всем чудесам этого странного мира 63. Нужно изменить то нормальное человеческое состояние, при котором человек испытывает тоску или находится с миром не в ладах. Все дела надо делать с полной самоотдачей. Если человек не достигает своих целей, то это не означает, что он ни на что не способен. Это значит, что он не относился с ответственностью к тому, что находится в этом непостижимом мире 64. Человек может сделать гораздо больше и действовать гораздо лучше. Он допускает только одну-единственную ошибку – он думает, что в его распоряжении уйма времени 65. То, что ты делаешь в данный момент, вполне может оказаться твоим последним поступком на земле, твоей последней битвой 66. Смерть ожидает нас, и то, что мы делаем в этот самый миг, вполне может стать нашей последней битвой на этой земле. Я называю это битвой, потому что это – борьба. Подавляющее большинство людей переходит от действия к действию без борьбы и без мыслей. Воин-охотник же, наоборот, тщательно взвешивает каждый свой поступок. И поскольку он очень близко знаком со своей смертью, он действует рассудительно, так, словно каждое его действие – последняя битва 67. Если бы это была твоя последняя битва на земле, ты был бы идиотом, потому что свой последний поступок ты совершаешь в совершенно дурацком состоянии 68. Поступки обладают особенной силой, если тот, кто их совершает, знает, что это – его последняя битва. В действиях того, кто знает, что сражается в последней битве, присутствует неодолимая сила. А иначе всё, что ты будешь делать в жизни, так и останется действиями робкого и нерешительного человека 69. Воин с должным уважением относится к своей последней битве. И вполне естественно, что последний поступок должен быть самым лучшим. Это доставляет удовольствие. И притупляет страх 70. Дух воина не связывается ни потаканием себе и жалобами, не связывается он победами или поражениями. Дух воина связывается только с борьбой, и каждое усилие - это последняя битва воина на земле 71. Человек становится мужественным, когда ему нечего терять. Мы малодушны только тогда, когда есть еще что-то, за что мы можем цепляться 72. Воин учитывает всё. Это называется контролем. Но закончив свои расчеты, он начинает действовать. Он отпускает поводья рассчитанного действия. Это – отрешенность. Воин никогда не уподобляется листу, отданному на волю ветра. Никто не может сбить его с пути. Намерение воина непоколебимо, его суждения окончательны, и никому не под силу заставить его поступать вопреки самому себе. Воин настроен на выживание, и он выживает, выбирая наиболее оптимальный образ действия 73. Воина можно ранить, но обидеть его невозможно. Никакой поступок кого бы то ни было из людей не может его обидеть. Настроение воина необходимо, чтобы прорваться через пустые разговоры 74. Одинаковое отношение ко всему – будь то лев, водяные крысы или люди – одно из величайших достижений духа воина. Для этого необходима сила 75. Сила командует тобой и в то же время тебе подчиняется. Охотник за силой ловит ее, а затем накапливает, как личную находку. Его личная сила, таким образом, растет, и может наступить момент, когда воин, накопив огромную личную силу, станет человеком знания 76. Если ты накапливаешь силу, тело твое способно на невероятные действия. А если наоборот, ее рассеиваешь, то на глазах превращаешься в жирного слабого старика 77. Смерть ждет всегда, и едва сила воина подходит к концу, смерть просто дотрагивается до него. Так что просто глупо пускаться в путь к неизвестному, не имея силы. Он приведет только к смерти 78. Воин всегда действует так, словно знает в точности, что делает, тогда как в действительности не знает ничего. Воин безупречен, если доверяет своей личной силе, независимо от того, мала она или огромна 79. Существует один способ учиться – реальное действие. Праздные разговоры бесполезны 80. Рассматривать чьи-то действия как низкие, подлые, отвратительные или порочные – значит придавать неоправданное значение личности их совершившей, т.е. – потакать его чувству собственной важности 81. Воин делает что-либо лишь в том случае, если этого требует стратегическая линия его жизни. И это само собой подразумевает, что он находится в состоянии абсолютного самоконтроля и осознанно совершает все действия, которые считает необходимыми 82. Обычный человек слишком озабочен тем, чтобы любить людей, и тем, чтобы его любили. Воин любит, и всё. Он любит всех, кто ему нравится, и всё, что ему по душе, но он использует свою контролируемую глупость, чтобы не беспокоиться об этом. Что полностью противоположно тому, чем занимается обычный человек. Любить людей или быть любимым ими - это ещё далеко не всё, что доступно человеку 83. Встречаясь с неожиданным и непонятным и не зная, что с этим делать, воин на какое-то время отступает, позволяя своим мыслям бродить бесцельно. Воин занимается чем-то другим 84. Различие между обычным человеком и воином состоит также в том, что воин знает о существовании удачи, и знает, что одна из задач воина – быть всегда наготове. Поэтому, когда удача появляется в пределах его досягаемости, воин хватает ее, т.к. ждал этого момента и готовился к нему, развивая необходимую быстроту и ловкость 85. Удача – это что-то вроде маленького абстрактного хвостика, который возникает перед самым нашим носом и принимается призывно вилять, как бы приглашая его схватить. Но обычно мы слишком заняты делами или слишком погружены в очень умные мысли или слишком тупы и ленивы для того, чтобы осознать: этот хвостик – хвостик удачи. Воин же всё время собран и находится в состоянии полной готовности, у него внутри – словно сжатая пружина, и ум его всегда готов проявить максимум сообразительности, чтобы в мгновенном броске ухватить этот хвостик удачи 86. Только искусство быть воином является единственным способом уравновесить ужас перед тем, что ты человек и восхищение перед тем, что ты человек 87. Уверенность в себе воина и самоуверенность обычного человека – это разные вещи. Обычный человек ищет признания в глазах окружающих, называя это уверенностью в себе. Воин ищет безупречности в собственных глазах и называет это смирением. Обычный человек цепляется за окружающих, а воин рассчитывает только на себя 88. Похоже, что ты гоняешься за радугой, вместо того, чтобы стремиться к смирению воина. Разница между этими понятиями огромна. Самоуверенность означает, что ты знаешь что-то наверняка. Смирение воина – это безупречность в поступках и чувствах 89. Воин берет свою судьбу, какой бы она ни была, и принимает ее в абсолютном смирении. Он в смирении принимает себя таким, каков он есть, но не как повод для сожаления, а как живой вызов 90. Слабая сторона слов заключается в том, что они заставляют нас чувствовать себя осведомленными, но когда мы оборачиваемся, чтобы взглянуть на мир, они всегда предают нас, и мы опять смотрим на мир как обычно, без всякого просветления. Поэтому маг предпочитает действовать, а не говорить. В результате он получает новое описание мира, в котором разговоры не столь важны, а новые поступки имеют новые отражения 91. Воин начинает с уверенности, что его дух неуравновешен, а затем с полным осознанием, но без спешки и медлительности он делает всё лучшее для достижения этого равновесия 92. В мире нет ничего такого, чего воин не должен принимать в расчет. Воин рассматривает себя как бы уже мертвым, поэтому ему нечего терять. Самое худшее с ним уже случилось, поэтому он ясен и спокоен. Если судить о нем по его поступкам, то нельзя заподозрить, что он замечает всё 93. Воины выигрывают свои битвы не потому, что бьются головами о стены, а потому, что берут их. Воины прыгают через стены. Они не преуменьшают их 94. Дух воина не связывается ни потаканием себе и жалобами, не связывается он победами или поражениями. Дух воина связывается только с борьбой, и каждое усилие - это последняя битва воина на земле 95. Всё, окружающее нас, является непостижимой тайной. Мы должны пытаться раскрыть эту тайну, даже не надеясь добиться этого. Воин, зная о непостижимой тайне окружающего мира и о своем долге пытаться раскрыть её, занимает своё законное место среди тайн и сам себя рассматривает как одну из них 96. Воин действует так, как будто никогда ничего не случалось. Он никогда не чувствует себя знающим. Он действует так, как будто он в полном контроле, даже если у него сердце в пятки ушло. Если действуешь таким образом, то замешательство рассеивается 97. К тому времени, когда воин способен превзойти видение и сновидение и осознает свое свечение, в нем больше не остается заинтересованности в других людях и других подобных интересов 98. Человек знания в состоянии сделать всё, что угодно. Но он не может причинить вред окружающим людям 99. Один из принципов воина заключается в том, чтобы никому и ничему не давать воздействовать на себя, и поэтому воин может видеть хоть самого дьявола, но по нему этого не скажешь. Контроль воина должен быть безупречным 100. Лучшее, на что мы способны, проявляется, когда нас прижимают к стенке, когда мы ощущаем рок, нависший над нами. У тебя осталось мало времени и совсем не осталось времени для ерунды. Превосходное состояние! 101. Нашим ужасным врагом является неверие в то, что случающееся с нами происходит всерьез. Когда мы наконец осознаём происходящее, часто бывает слишком поздно. Именно наш ум оставляет нас в дураках, потому что первым получив сигнал опасности, начинает с ним забавляться и вместо того, чтобы немедленно действовать, теряет драгоценное время 102. Сила, которая правит нашими судьбами, находится вне нас и не обращает внимания на наши действия или волеизъявления. Сила приурочивает все события к точному моменту времени 103. Воинам рекомендуется не иметь никаких материальных вещей, на которых концентрировалась бы их сила, а фокусироваться на духе, на действительном полете в неведомое, а не на тривиальных щитах. Щиты не дают человеку жить спокойно 104. Люди, как правило, не отдают себе отчета в том, что в любой момент могут выбросить из своей жизни всё что угодно. В любое время. Мгновенно 105. Беспокойство неизбежно делает человека доступным, он непроизвольно раскрывается. Тревога заставляет его в отчаянии цепляться за что попало, а зацепившись, он уже обязан истощить либо себя, либо то, за что зацепился 106. Воин никогда не бывает осажденным. Находиться в осаде означает, что имеешь какую-то личную собственность, которую могут подвергнуть осаде. У воина же ничего в мире нет, кроме его безупречности, а безупречности ничего угрожать не может. Тем не менее, в битве за свою собственную жизнь воин должен стратегически использовать все доступные средства, в том числе и отступление 107. Воин должен стремиться встретить любую вообразимую ситуацию, ожидаемую или внезапную, с равной эффективностью. Быть совершенным только в благоприятных обстоятельствах означает быть бумажным воином 108. Воины полной свободы сами выбирают время и способ своего ухода из этого мира. И когда этот миг наступает, приходит огонь изнутри, и они сгорают в нем, исчезая с лица земли, свободные, словно их здесь никогда не было 109. Воин проводит стратегическую инвентаризацию. Он составляет список всего, что делает. А затем решает, какие пункты этого перечня можно изменить, чтобы дать себе передышку в расходовании энергии. В стратегическом инвентарном списке воина чувство собственной важности фигурирует в качестве самого энергоемкого фактора. Одна из первейших забот воина – высвободить эту энергию для того, чтобы использовать ее для встречи с неизвестным. Безупречность же является тем, посредством чего осуществляется такое перераспределение энергии 110. Человеку нужна только безупречность, энергия. А начинается всё с какого-нибудь одного действия, которое должно быть целенаправленным, точным и осуществляемым с непреклонностью. Повторяя такое действие достаточно долго, человек обретает несгибаемое намерение. А несгибаемое намерение может быть приложено к чему угодно. И, как только оно достигнуто – путь свободен. Каждый шаг повлечет за собой следующий и так будет до тех пор, пока потенциал воина не будет реализован 111. Всё, что воин делает – это позволяет убедить себя в наличии силы, скрытой в самом его существе и в том, что он может овладеть ею. Как только воин овладевает ею, она сама начинает приводить в действие энергетические поля, которые доступны нам, но не находятся в нашем распоряжении. Это и есть магия. В этом случае мы начинаем видеть, т.е. воспринимать нечто иное, но не как воображаемое, а как реальное. И тогда мы начинаем знать без каких бы то ни было слов Вернуться к оглавлению свернуть

Флоринда

Она сказала, что родилась в довольно большом мексиканском городе в богатой семье, и, поскольку она была единственным ребёнком, родители баловали её с самого рождения. Без малейшей ложной скромности Флоринда сказала, что всегда осознавала свою красоту, и добавила, что красота – это демон, который множится и процветает при наличии поклонения. Она еще

Она сказала, что родилась в довольно большом мексиканском городе в богатой семье, и, поскольку она была единственным ребёнком, родители баловали её с самого рождения. Без малейшей ложной скромности Флоринда сказала, что всегда осознавала свою красоту, и добавила, что красота – это демон, который множится и процветает при наличии поклонения. Она заверила меня, что может без тени сомнения заявить, что одолеть этого демона труднее всего и что если я посмотрю вокруг на тех, кто красив, то обнаружу самых искалеченных существ, каких только можно вообразить.

Я не хотел с ней спорить, хотя мне очень хотелось сказать ей, что она несколько догматична. Уловив, должно быть, моё чувство, она подмигнула мне.

– Они искалечены, лучше не спорь, – продолжала она, – испытай их. Посмей не согласиться с их представлением о себе как о красивых и потому значительных, и сразу увидишь, что я имею в виду.

Она сказала, что вряд ли может винить своих родителей или саму себя за своё поведение. Все вокруг неё, словно сговорившись, с самого младенчества давали ей возможность чувствовать себя значительной и уникальной.

Затем она сообщила, что ещё в отрочестве наслаждалась вниманием и связями с несколькими любовниками. В 18 лет она обстоятельно выбрала себе наилучшего мужа из одиннадцати серьёзных поклонников и вышла замуж за Селестино, человека с большими средствами, который был старше её на пятнадцать лет.

Свою замужнюю жизнь Флоринда описывала как рай на земле. К огромному кругу её друзей добавились друзья Селестино, и в результате жизнь для неё превратилась в большой непрекращающийся праздник.

Однако её блаженство длилось только шесть месяцев, пролетевших незаметно. Всё пришло к внезапному и жестокому концу, когда она заболела ужасной, загадочной, угрожающей болезнью. Её левая стопа, икра и колено начали раздуваться, уничтожив прекрасные очертания ноги. Опухоль настолько разрослась, что на ноге начала лопаться кожа. Вся нога ниже колена покрылась язвами и гнойными выделениями. Кожа отвердела, заболевание было диагностировано как слоновья болезнь. Доктора пытались облегчить её состояние, но их попытки были неуклюжими и болезненными, и в конце концов решили, что только Европа, где медицинские центры более развиты, может её исцелить. Эти три месяца для Флоринды стали адом. В отчаянии она думала, что лучше умереть, чем продолжать такие мучения. Её страдания были так трогательны, что однажды девушка-служанка, будучи не в силах выносить их, призналась ей, что была подкуплена прежней любовницей Селестино, чтобы подложить ей в пищу яд, приготовленный магами. Для искупления своей вины служанка пообещала отвести её к знахарке, которая, по слухам, является единственным человеком, способным обезвредить этот яд.

свернуть

всем бы так думать

Не имеет значения, что кто-либо говорит или делает... Ты сам должен быть безупречным человеком... Нам требуется все наше время и вся наша энергия, чтобы победить идиотизм в себе. Это и есть то, что имеет значение. Остальное не имеет никакой важности. Дон Хуан.

Карлос Кастанеда "Второе кольцо силы"

Не имеет значения, что кто-либо говорит или делает... Ты сам должен быть безупречным человеком... Нам требуется все наше время и вся наша энергия, чтобы победить идиотизм в себе. Это и есть то, что имеет значение. Остальное не имеет никакой важности. Дон Хуан.

Карлос Кастанеда "Второе кольцо силы"

О МЕСТАХ СИЛЫ

СИЛА

За формулировками идите в Яндекс-Гугль и учебник физики. Можно попытаться привлечь Кастанеду, Папюса и многих других - тоже полезное знание. 

Для меня Сила - это то, что помогает улучшить восприятие и осознание. Кратко так, а длинно - в вагоне за вкусненьким столиком. 



МЕСТА СИЛЫ 

Красота и необычность природных ландшафтов, аномальные проявления, древние еще

СИЛА

За формулировками идите в Яндекс-Гугль и учебник физики. Можно попытаться привлечь Кастанеду, Папюса и многих других - тоже полезное знание. 

Для меня Сила - это то, что помогает улучшить восприятие и осознание. Кратко так, а длинно - в вагоне за вкусненьким столиком. 



МЕСТА СИЛЫ 

Красота и необычность природных ландшафтов, аномальные проявления, древние постройки, чудом дожившие до наших дней, современные грандиозные артефакты, куда вложены колоссальные ресурсы - все это может настроить на нужное состояние. 

Но не так все просто, и это только начало. 



ЧТО ТАМ ЧУВСТВУЕШЬ? 

Часто резкий перепад настроения от восторга до страха. Но это для тех кто за этим тока и пришел. А лучше - успокоение, блаженство и желание побыть в гостях. Ну и конечно следим краем глаза за аномалиями типа температуры камней или цветом травы или криком птиц или игрой теней и так далее. 



А ЗАЧЕМ? 

Тут вообще просто: решение мелких и больших проблем в жизни. Совершенно любых: любовь, секс, деньги, карьера и конечно же здоровье. 

Но и это только начало. Стать чем-то более совершенным, стать безупречным, обрести великолепный Мир, несравнимо больший чем тот, что мы знаем. И в конечном счете на этом этапе существования обрести бессмертие своего осознания - это как раз то, зачем мы были созданы. 



Кто и сам все это знает, тому я может и не нужен. Ну разве ради компании. Кто не согласен - напишите, не обламывайте, будет интересно "пожмакать пимпы".

свернуть

Без заголовка

...Смерть - наш вечный попутчик, - сказал Дон Хуан. - Она всегда находится слева от нас на расстоянии вытянутой руки. Она всегда за тобой наблюдает. И будет наблюдать, пока не настанет день, когда она похлопает тебя по плечу.



   Дон Хуан вытянул руку и слегка коснулся моего плеча, громко еще

...Смерть - наш вечный попутчик, - сказал Дон Хуан. - Она всегда находится слева от нас на расстоянии вытянутой руки. Она всегда за тобой наблюдает. И будет наблюдать, пока не настанет день, когда она похлопает тебя по плечу.



   Дон Хуан вытянул руку и слегка коснулся моего плеча, громко щелкнув языком. Эффект был поистине сокрушительный: меня вывернуло наизнанку.



- Как можно чувствовать себя важной персоной, когда знаешь, что смерть неуклонно идет по твоему следу? - спросил Дон Хуан... Я чувствовал, что ответа не требуется.



- Когда ты в нетерпении или раздражен - оглянись налево и спроси у своей смерти. Масса мелочной шелухи мигом слетит прочь. Каждый раз, когда ты чувствуешь, что все складывается из рук вон плохо и ты на грани полного краха, спроси у своей смерти, так ли это. И твоя смерть ответит, что ты ошибаешься и что кроме ее прикосновения нет ничего, что действительно имело бы значение. Твоя смерть скажет: "Но я же еще не коснулась тебя!"...

свернуть

маги древности

-- Что происходит, когда точка сборки сдвигается за пределы энергетической формы? Она зависает снаружи? Или как- то прикрепляется к светящемуся шару? -- Она вытягивает контур светящегося шара во вне, не разрывая его энергетических границ. Дон Хуан объяснил, что конечным движением точки сборки является полное изменение энергетической формы человеческого существа. Вместо еще

-- Что происходит, когда точка сборки сдвигается за пределы энергетической формы? Она зависает снаружи? Или как- то прикрепляется к светящемуся шару? -- Она вытягивает контур светящегося шара во вне, не разрывая его энергетических границ. Дон Хуан объяснил, что конечным движением точки сборки является полное изменение энергетической формы человеческого существа. Вместо того чтобы оставаться яйцом или шаром, она трансформируется в нечто, напоминающее по виду курительную трубку. Конец мундштука -- это точка сборки, чашка -- то, что осталось от светящегося шара. Если точка сборки продолжает движение, то в конце концов наступает момент, когда светящийся шар превращается в тонкую полоску энергии. Далее дон Хуан объяснил, трансформация энергетической формы -- это достижение, на которое были способны только маги древности. Я поинтересовался, остались ли эти люди по-прежнему людьми после того, как их энергетическая форма изменилась. -- Конечно же, они по-прежнему оставались людьми, -- ответил дон Хуан. -- Но я думаю, ты хотел бы знать, оставались ли они людьми здравого смысла, которым можно было бы доверять. На это вопрос я бы ответил: нет, не совсем. -- Чем они отличались? -- Своими побуждениями. Нормальные человеческие цели, склонности и мотивы ровным счётом ничего для них не значили. Кроме того, их внешность тоже определённым образом изменилась. -- Ты имеешь ввиду, что они переставали быть похожими на людей? -- Об этих магах очень сложно сказать что-либо наверное. Выглядели они, безусловно, как люди. На кого ещё они могли быть похожи? Но в то же время они отличались от того человеческого образа, который ты ли я себе представляем. Но если бы ты попросил меня описать, чем именно они отличались, я не смог бы этого сделать и ходил бы кругами как собака, которая пытается ухватить себя за хвост. -- Тебе самому приходилось с кем-нибудь из них встречаться, дон Хуан? --Да, с одним приходилось. --Как он выглядел? -- на первый взгляд -- как обычный человек. Необычным было его поведение. -- Что именно было в нём необычным? -- Могу только сказать, что его поведение было совершенно невообразимым, но не в смысле манеры себя вести. Чтобы оценить это, нужно увидеть самому. -- И что, все те маги были похожими на того, которого ты встречал? -- Нет, конечно.Я не знаю, какими были другие. Разве что по магическим историям, передающимся из поколения в поколение. А в этих историях они предстают в очень причудливом виде. -- Чудовищном? -- Да нет. Говорят, что они были даже привлекательны, хотя иногда и страшноваты. Они больше были похожи на неких неведомых существ. Все мы -- светящиеся шары, и это делает человечество однородным. А те маги не были больше шарами, но стали полосами энергии. Они пытались скручиваться в кольца, но это им не вполне удавалось. -- И что же с ними в конце концов случилось, дон Хуан? Они вымерли? -- В магических историях говорится, что, поскольку им удалось растянуть свою энергетическую форму, продолжительность существования их осознания так же растянулась. Так что ни живы, и по сей день находятся в осознании. Даже ходят рассказы о том, как они периодически объявляются на земле среди людей. -- А сам то ты что думаешь, дон Хуан? -- Для меня это чересчур эксцентрично. Меня интересует свобода. Свобода раствориться в бесконечности, сохранив осознание. С моей точки зрения эти древние маги были существами экстравагантными, одержимыми и капризными. Они попались на удочку своих же собственных манипуляций. Но ты не позволяй моему личному мнению сбить тебя с толку. Ибо нет ничего, равного достижениям магов древних времён. По крайней мере, они доказали, что потенциальные возможности человека более чем достойны серьёзного отношения.

свернуть

как надо заканчивать жизнь:))

для мага смерть -- это объединяющий фактор. Вместо того чтобы раздроблять организм, как это обычно происходит, смерть объединят его.



Для мага смерть кладёт конец преобладанию отдельных настроений в теле. Маги древности считали, что именно преобладание различных частей тела руководит настроениями и действиями всего тела; части, которые перестали нормально действовать, тянут еще

для мага смерть -- это объединяющий фактор. Вместо того чтобы раздроблять организм, как это обычно происходит, смерть объединят его.



Для мага смерть кладёт конец преобладанию отдельных настроений в теле. Маги древности считали, что именно преобладание различных частей тела руководит настроениями и действиями всего тела; части, которые перестали нормально действовать, тянут остальные части тела к хаосу, -- например, когда человек заболевает от того, что съел какую-то дрянь. В этом случае настроение живота влияет на остальное. Смерть ликвидирует преобладание этих отдельных частей. Она объединяет их осознание в одну единицу.



  для мага смерть -- это акт объединения, который задействует каждую частичку их энергии. Ты думаешь о смерти как о трупе перед собой: тело с признаками разложения. Для магов, когда происходит объединение, нет никакого трупа. Нет никакого разложения, Их тела во всей полноте превращаются в энергию, энергию, обладающую осознанием, которое не раздроблено. Границы, установленные организмом, которые смерть разрушает, в случае магов продолжают действовать, хотя они уже не видны невооружённым глазом.



   Я знаю, что тебе не терпится спросить меня,-- продолжал он с широкой улыбкой, -- является ли то, что я описываю, душой, которая идёт в ад или рай. Нет, это не душа. Когда маги находят эту скрытую возможность выбора в смерти, сними происходит вот что: они превращаются в "неорганические существа", очень своеобразные, высокоскоростные "неорганические существа, способные на колоссальные маневры восприятия. Тогда маги начинают то, что шаманы древней Мексики назвали их "окончательным путешествием". Областью их действия становится " бесконечность"



-- Ты имеешь ввиду что они становятся вечными?



-- Моя "трезвость" как мага говорит мне,-- сказал он, -- что их осознание прекратится, так же как прекращается осознание "неорганических существ", но я никогда не "видел" чтобы это происходило. Маги древности считали, что осознание "неорганического существа" такого типа продолжается, пока жива земля. Земля -- это их матрица. Пока она существует, их осознание продолжается. Для меня это совершенно разумное утверждение.

свернуть

Поиск не доступен потому что вы отключили «участие анкеты в поиске». Чтобы снять ограничение необходимо

Оплата услуги совершена

Услуга будет оказана в ближайшие несколько минут.
Понятно

Произошла ошибка

Перезагрузите страницу и повторите операцию через 5 минут
Понятно